Военкоматы отправляют призывников не служить, а лечиться

Военкоматы отправляют призывников не служить, а лечиться

Смена климата, стрессовое состояние, заболевания, приобретённые на гражданке, - вот основные факторы, которые, по мнению военных медиков, способствуют резкому ухудшению здоровья новобранцев. Нынешняя призывная кампания исключением не стала. Да и нынешняя зима не обещала особого тепла. В Дальневосточном регионе столбик термометра как в новогодние праздники, так и в крещенские морозы неизменно зашкаливал за минус 20 градусов. Плановое прибытие молодого пополнения в соединения и воинские части ВВО как раз совпало с резким понижением температурного режима...

 

В танковом полку Анастасьевского гарнизона мероприятия, направленные на предупреждение ОРЗ, проводились из года в год. Именно сюда с приходом холодов привозили журналистов для подготовки образцово-показательных сюжетов на тему профилактики простудных заболеваний. И вот, на тебе...

На рубеже двух годов, ушедшего и нынешнего, славное боевое соединение прогремело на уровне местного ТВ, а заодно и на 5-м российском телеканале. На волне трагических событий, случившихся в Подольском гарнизоне, где от простудного заболевания скончались четверо солдат, дальневосточный танковый полк в виде закономерного прицепа стал предметом особого внимания и обсуждения. Поводом послужила несанкционированная видео-съёмка из палаты № 5 анастасьевского гарнизонного госпиталя. На тот момент, аккурат под Новый год, в стенах лечебного учреждения скопились около 400 больных, большинство из которых только-только прибыли к первому месту своей службы. Страждущие родители уже в самом начале января завалили письмами и одолели звонками председателя комитета солдатских матерей Хабаровского края Валентину Решёткину, пресс-службу ВВО и редакцию газеты Суворовский натиск. Потому им ничего не оставалось, как отправиться в отдалённый гарнизон. 

Дорога от краевого центра неблизкая. Валентина Васильевна успевает поделиться воспоминаниями, связанными с многочисленными поездками в Чечню. Их у неё на счету ровно 13.

- Там ребята в февральские морозы под 20 градусов после участия в боевых операциях выходили из палаток умываться ранним утром, снегом усталость снимали, - вспоминает она. - И простудой никто не маялся. Все были бодрыми и здоровыми. В условиях войны не до болячек.

Это, говорит Валентина Васильевна, к тому, что устала она отбиваться от родителей, озабоченных "невыносимой" службой своих сыновей.

- Вот совсем недавно получила по электронной почте письмо, где возмущённый папа солдата, призванного на службу, упрекает меня в том, что я на жизнь смотрю "через розовые очки". Мол, в анастасьевском госпитале солдаты практически умирают от тяжёлой пневмонии, а я их защитить не могу! А как защищать парня, если он призвался в армию больным?!

Уже на месте председатель комитета солдатских матерей Валентина Решёткина подходит к бойцам, теребит каждого из них за воротник, проверяя наличие второго комплекта обмундирования, а заодно интересуется:

- Не мёрзнешь?

- У нас в помещении жарко, больше 20 градусов, - докладывают солдаты.

Командир соединения полковник Дмитрий Баглай попутно поясняет:

- На солдатах два комплекта одежды. Верхняя, своего рода подстёжка. В ней не замёрзнешь даже в сильные морозы... 

В помещении учебного корпуса полным ходом идут занятия. Солдаты изучают внутренности боевой самоходной машины, а в учебном классе идёт настоящая компьютерная война. Неугомонная Валентина Васильевна, не забыв прикоснуться к батареям и зафиксировав положительный градус температуры в помещении, подмечает, что все курсанты обуты в кирзовые сапоги.

- Почему в сапогах? Холодно в берцах? - живо интересуется она.

- Носки не заменят портянок в бою, - невозмутимо роняет кто-то из солдат и добавляет: - В портянках теплее.

Отправляясь в казарму, по ходу обращаем внимание на столы с дополнительным питанием для солдат. В чашках объёмные бутерброды с хлебом, котлетой, салом, картошкой, луком и чесноком. Рядовой Василий Акулёнок попутно поясняет:

- Это питание предназначено для тактических занятий на полигонах, стрельбах. И ещё для каждого солдата у нас приготовлен горячий чай. Кормят здесь хорошо. Сам я из Иркутской области, пошла четвёртая неделя службы. У нас морозы крепче, потому не простываю. Даже насморка нет.

Заместитель командира дивизии полковник Алексей Ислентьев по такому же поводу недоумевает:

- В казарме 21 градус. Тепло. Да и вообще, это обычная дальневосточная зима. Ничего особенного в ней нет. Наделали родители шума из ничего. Ещё с осени у нас велось плановое утепление помещений, завоз угля, мазута, шёл осмотр помещений. Температурный режим нормальный, сами видели. Занятия в связи с морозами и согласно телеграмме командующего войсками округа не проводим при температуре ниже 25 градусов.

К слову, я сознательно задержала Алексея Николаевича по пути следования в казарму. К моему явному огорчению, ни одного военнослужащего по дороге не встретили.

- При более низких температурах все занятия на территории части ограничены, - невозмутимо сообщил полковник. - При температуре минус 15 солдатам можно находиться на территории части 30 минут. В любом случае все занятия планируются так, что при наличии учебных точек военнослужащий заходит в тёплое помещение или в пункт обогрева. Форма жилетки, которая выдаётся на полевых занятиях по тактике, дополняется полушубками, валенками, меховыми рукавицами.

- И всё же болеют.

- А давайте мы вообще курсантов зимой не будем выводить на улицу! - закономерно возмущается полковник Ислентьев. - Не будем их приучать к суровой службе в условиях зимы. На улице холодно? И только потому превратим военный учебный центр окружного масштаба в детский сад? Вместо боевой учёбы пусть на больничных койках в течение года служат? Вы, кстати, в наш медсанбат загляните. Там история отдельная на тему того, кого к нам присылают служить.

Наш визит в окружной учебный центр совпал с прибытием молодого пополнения из числа сибиряков. На тот момент здесь работала медицинская комиссия. Новобранцы проходили на обследование.

- Вам не холодно? - привычно интересуется заботливая Валентина Васильевна.

- Нисколько, - успокаивают её ребята. - Нас для начала покормили хорошо. По-домашнему.

А заместитель начальника медицинской службы ВВО подполковник медслужбы Иван Пчельников заверяет:

- Зря нас оговаривают. Мы не допустили массовых случаев заболеваний в праздничные дни. И сейчас не допустим подобных фактов с прибытием молодого пополнения.

Переходим в столовую. Повар Наталья Александрова встречает нас с объёмным коробом лука.

- Только и делаем, что режем зимой лук с чесноком, - утирая слёзы, сообщает она. - Вчера ребятишки на службу прибыли. Худенькие все. Ничего, откормим! Мы с девчатами неплохо готовим. У новобранцев с недостаточным весом свой отдельный стол. Иногда думаешь: их что, родители с малолетства не кормили?..

Мы в коридоре анастасьевского госпиталя.

- Вы все на выписку или на приём? - интересуется подполковник медицинской службы Иван Пчельников у семерых военнослужащих.

- На обследование, - вяло поясняют солдаты, что с невесёлым видом сидят вдоль стены в ожидании приёма терапевта.

Валентина Васильевна записывает фамилии больных, выслушивает историю болезни каждого. Удивление было всеобщим.

- У меня больное сердце, - сообщает рядовой.

- Откуда призывался?

- С Сахалина.

- А я с Алтайского края. Ещё до призыва в армию шов разошёлся.

- У тебя?

- Паховая грыжа. С ней призвали из Солнцевского военкомата.

- Я - Андрей Шураев. Сахалинский военкомат. Болят кисти рук. Подозрение на полиартрит.

- Алексей Анатольевич, кто его консультировал? - интересуется у терапевта подполковник Пчельников.

- Пока никто, - поясняет терапевт. - Направлен на снимок.

- А что у тебя? - интересуется Валентина Васильевна.

- Межпозвоночная грыжа. Два месяца, как служу, - докладывает Никита Рыбаков, призванный Новокузнецким военкоматом.

- Ты до призыва в армию к врачам обращался? Проходил лечение?

- Предлагали делать операцию. Я отказался, чтобы в армию попасть. Пока справляюсь. Не отправляйте в больницу.

- Тебе же ничего тяжёлого нельзя поднимать. Впрочем, всех вас семерых с такими болячками в любом случае комиссуют, - заверяют представители армейской медицины.

Рядовой Родион Родионов из Перми, похоже, весь год будет лечиться. Большая часть его службы пройдёт в госпитале. Толстая медицинская книжка рядового Андрея Шураева - позор военкомата. Его вообще нельзя было призывать.

- Вот такой у нас призывной контингент, - размышляет вслух подполковник медицинской службы Иван Пчельников. - Складывается впечатление, что военкоматы отправляют к нам призывников не служить, а лечиться.

- Мне очень хочется написать губернаторам этих регионов письма, - добавляет Валентина Решёткина. - Пусть они знают, каких больных парней призывают в армию.

 

Источник: http://www.redstar.ru

Вызов ветеринара на дом омск

21 февраля 2013